Балет А.И.Хачатуряна "Гаянэ"

Балет А.И.Хачатуряна "Гаянэ"

12
Балет А.И.Хачатуряна

Балеты Хачатуряна

Отмеченные неповторимой индивидуальностью, своеобразием «интонационной драматургии», композиционных приемов, концерты, рапсодии, сюиты, симфонии Хачатуряна принадлежат к числу выдающихся достижений советской симфонической музыки.Любовь к танцу, склонность к театральности, мастерство композитора-симфониста и обусловили обращение Хачатуряна к балету, ставшему одной из главных областей его творчества.

В высказываниях Хачатуряна' раскрывается широкая и прогрессивная система взглядов советского художника на эстетику, природу, назначение и возможности балета как прекрасного творения художественного гения человечества.

«Балет в его лучших творениях я считаю великим искусством. В нем можно выразить все многообразие жизни человека, богатство его душевных переживаний,— говорит Хачатурян.— Балет благотворно влияет на людей, вызывая в них любовь к прекрасному. Музыка в балете должна быть не только самого высокого качества, но и должна скульптурно осязаемо и зримо рассказывать о событиях, которые свершаются на сцене. Поэтому композитор должен быть музыкальным драматургом, нужна драматургия музыки, нужна лейтмотивность, нужны музыкальные характеристики героев. Музыкальные образы должны развиваться, изменяться, вступать в сложные конфликтные взаимодействия.,» Так говорит Хачатурян о балетном творчестве.

Хачатурян неизменно подчеркивает синтетическую природу балета. «Балет, как и оперу, я отношу к высшим проявлениям синтеза искусств. Музыка, танец, хореография, пантомима, драматическое действие, театральное, сценическое начало, декоративная живопись и архитектура, а иногда и вокал, поэтическое слово. Какое изобилие " средств, какие поистине безграничные возможности отображения действительности, воплощения больших идейно-художественных концепций, раскрытия сильных характеров, страстей, порывов. Какие многообразные возможности эстетического воздействия на слушателя-зрителя!»

Но синтез в балете — не простая сумма слагаемых, а подлинное единство, в котором основными, главными компонентами являются музыка, танец, театр. Взаимодействие этих трех компонентов составляет сущность балета, его неповторимое своеобразие как особого вида искусства.

Искусство балета имеет свою художественную логику, свои законы типизации. «Танец и пантомима, драматическое действие, художественно-декоративное оформление и свет, и все это подчинено могучей силе музыки. Без синтеза, взаимодействия искусств нет балета, но нет его и без главенствующей роли вдохновенной музыки и осмысленной, образной хореографии. Балет в его лучших образцах обладает способностью обращаться к широкой аудитории, завоевывать ее внимание и любовь. Балет, безусловно, один из самых демократических видов искусств, — считает А. Хачатурян,— Как всякое настоящее искусство, он призван воплощать высокие гуманистические идеалы, социально значимые темы; он может и обязан отображать в. художественных образах жизнь и борьбу народов, душевные переживания человеческой личности».

Стремление композитора связать балет с общественно значимым содержанием, с социальной и нравственной проблематикой в полной мере проявилось в его балетах «Счастье», «Гаянэ» и, «Спартак».

В работе над балетами Хачатурян проявляет широту кругозора, творческих интересов. Он стремится познать историческую и культурную обстановку отображаемой эпохи и вместе с тем проявляет прогрессивное, современное отношение к ней.

Композитор привлекает историографические и другие материалы, знакомится с искусством той или иной страны и исторического периода, с которыми связан сюжет его произведения. Например, рассказывая о замысле нового балета, посвященного великой любви и трагической участи египетской царицы Нефертити,. Хачатурян с воодушевлением говорит об исторической эпохе, о судьбе, характере и переживаниях героини, о хореографии, которая представляется ему в синтезе классического балета и пластики движений, запечатленных на древнеегипетских памятниках культуры. Все это, очевидно, отразится и на музыке будущего балета, представляющегося Хачатуряну «влекущим и манящим», но еще далеким от воплощения. Хачатурян относится к числу тех художников, которые уже в начале работы над новым произведением представляют себе не только его музыкальное решение, но и сценическое,пластическое, живописное.

Как мы увидим, композитор свободно владеет всеми формами классического балета и вместе с тем смело переосмысливает их в соответствии с требованиями нового времени. Он представляет себе балет как законченное идейно-художественное, драматургически действенное целое, создаваемое по законам не только театра, хореографии, но прежде всего крупных циклических музыкальных форм, объединенных сквозным развитием. Отсюда постоянно подчеркиваемое им категорическое требование симфонизации балетной музыки.

Идеалом балетной музыки, как отмечалось, Хачатурян считает музыку Чайковского, Стравинского, Прокофьева. «Чайковский поднял балет- на недосягаемую высоту,— говорит он.— В балетах «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик» великолепная музыка родила танец, пластику, хореографию и в то же время сама рождена драматическим действием, хореографией, танцем. Это музыка больших человеческих чувств, широких обобщений, подлинного симфонизма. Творческие принципы Чайковского особенно близки мне. Они стали основой передовой эстетики музыкально-хореографического искусства нашего времени, Традиции, созданные Чайковским, бессмертны.

Хачатурян не раз говорил, что одним из главных источников обогащения музыки и хореографии балета он считает народное творчество, народную музыку и танец во всем богатстве их интонационной, ритмической и пластической выразительности. А. Хачатурян явился одним из основателей армянского балета и сыграл громадную роль в развитии советского многонационального музыкально-хореографического искусства. «Гаянэ» и «Спартак» относятся к ярким образцам балетного творчества XX века. В них проявились некоторые характерные тенденции развития советского балета: тяга к современной — советской и историко-революционной — теме, к утверждению героического начала. Балетное творчество Хачатуряна неотрывно от всего развития советского музыкально-хореографического искусства, 1 его проблематики, исканий, знаменует одну из его вершин.

В сфере театральной музыки огромная роль принадлежит балету. Первым образцом данного жанра оказывается музыка к балету «Счастье» (1938) на традиционный для своего времени сюжет о пограничной и колхозной жизни.

Эта музыка используется в последующем балете «Гаянэ» (1942), создававшемся в суровых условиях за полгода (позже - удостоенном Государственной премии):

«Все мы горели тогда желанием доказать, что хотя идет война...дух народа крепок» (А. Хачатурян).

Музыка насыщена яркими фольклорными элементами, народными ритмоинтонациями.

В последнем балете «Спартак» обнаруживаются черты зрелого стиля композитора: преобладание мысли над эмоциями,

  • строгая и детальная продуманность концепции,
  • непрерывность развертывания и виртуозное владение средствами музыкальной драматургии,
  • огромная роль полифонии в организации музыкальной ткани,
  • многоплановость характеристик героев и их динамичность в процессе развития сюжета.

Балеты Хачатуряна пережили непростой период в своей сценической жизни: сюжет (в частности, «Гаянэ», «Спартак») неоднократно в постановках оказывался не соответствующим оригиналу, номера подвергались перестановкам, купюрам, производилась смысловая переакцентировка, что нередко искажало замысел всего произведения. Например, «Гаянэ» всякий раз оказывался иным, с частичными изменениями в музыке, и даже с переосмыслением главных героев балета (постановка Н. Касаткиной и В. Васильева). «Спартак» же в постановке Л. Якобсона подвергался активному вмешательству с перестановкой эпизодов и музыкальными купюрами.

Педагогика - еще одна важная сторона профессиональной деятельности композитора. Именно с его классом связаны имена А. Эшпая, А. Рыбникова, Э. Оганесяна, М. Таривердиева, А. Виеру, и т. д.

Одной из главных задач в своей педагогической деятельности композитор видел обучение «не только тайнам ремесла, но умению слышать жизнь» (С. Хентова).

Будучи открытым для всего нового, музыкант сумел мастерски синтезировать восточную и европейскую традиции, признаваясь, что именно это являлось для него и мечтой, и важнейшей задачей. Именно в связи с творческой деятельностью А. И. Хачатуряна (указывает В. Конен)

Gayane (Гаянэ)

Балет на музыку Арама Хачатуряна в четырех актах с прологом. Сценарист К. Державин, балетмейстер Н. Анисимова. художник Н. Альтман, дирижер П. Фельдт.

Премьера состоялась 9 декабря 1942 года в Театре оперы и балета имени С. М. Кирова (Мариинский театр), город Молотов (Пермь).

 

 Действующие лица:

  • Ованес, председатель колхоза
  • Гаянэ, его дочь
  • Армен, чабан
  • Нунэ, колхозница
  • Карен, колхозник
  • Казаков, начальник экспедиции
  • Неизвестный
  • Гико, колхозник
  • Айша, колхозница
  • Агроном, колхозники, геологи, пограничники и начальник пограничной охраны

Действие происходит в Армении в 1930-е годы XX века.

В конце 1930-х годов Арам Хачатурян (1903-1978) получил заказ на музыку к балету «Счастье». Спектакль с традиционным для того времени сюжетом о счастливой жизни «под сталинским солнцем» готовился к Декаде армянского искусства в Москве. Хачатурян вспоминал: «Весну и лето 1939 года я провел в Армении, собирая материал для будущего балета „Счастье". Здесь-то и началось глубочайшее изучение мелодий родного края, народного творчества». Через полгода, в сентябре, балет поставили в Армянском театре оперы и балета им. А. А. Спендиарова, а через месяц показали в Москве. Несмотря на большой успех, были отмечены недостатки в сценарной и музыкальной драматургии.

Через несколько лет композитор вернулся к работе над музыкой, ориентируясь на новое либретто, написанное Константином Державиным (1903-1956). Переработанный балет, названный по имени главной героини «Гаянэ», готовился к постановке в Государственном академическом театре оперы и балета имени С. М. Кирова, но начавшаяся Великая Отечественная война поломала все планы. Театр был эвакуирован в город Молотов (Пермь), куда для продолжения работы приехал композитор.

Первыми исполнителями успешной премьеры в Молотове были Наталья Дудинская (Гаянэ), Константин Сергеев (Армен), Борис Шавров (Гико).

Музыка к балетам «Гаянэ» и «Спартак» относится к числу лучших произведений Хачатуряна. Музыка «Гаянэ» отличается широким симфоническим развитием с использованием лейтмотивов, ярким национальным колоритом, темпераментом и красочностью. Она органично включает в себя подлинные армянские мелодии. Запоминается проникнутая нежным чувством колыбельная Гаянэ. Многие десятилетия настоящим шлягером был полный огня и мужественной силы «Танец с саблями», напоминающий «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» Бородина. Постоянный втаптывающий ритм, острые гармонии, вихревой темп помогают созданию яркого образа сильного, смелого народа.

Музыковед Софья Катонова писала: «Заслугой Хачатуряна явилось как воспроизведение характерных традиций и жанров древнего армянского искусства, так и передача их в специфическом стиле народного исполнения. Композитору важно было, обращаясь в „Гаянэ"к современной теме, запечатлеть не только достоверные черты эпохи, но и облик, и психический склад своей нации, заимствуя ее вдохновенную творческую манеру отраэ/сения окружающей жизни».

Композиционные и музыкально-драматургические приемы, применяемые Хачатуряном в «Гаянэ», чрезвычайно разнообразны. Преобладающее значение в балете приобретают цельные, обобщенные музыкальные характеристики: портретные зарисовки, народно-бытовые, жанровые картинки, картинки природы. Им соответствуют законченные, замкнутые музыкальные номера, в последовательном изложении которых нередко складываются яркие сюитно-симфонические циклы. Логика развития, объединяющего самостоятельные музыкальные образы в единое целое, в разных случаях различна. Так, в финальной картинке большой цикл танцев объединен происходящим праздником. В некоторых случаях чередование номеров строится на образных, эмоциональных контрастах лирического и веселого, стремительного или энергичного, мужественного, жанрового и драматического.

Четко дифференцированы музыкально-драматургические средства и в характеристиках действующих лиц: цельным портретным зарисовкам эпизодических персонажей противопоставлено сквозное драматическое музыкальное развитие в партии Гаянэ; разнообразным танцевальным ритмам, лежащим в основе музыкальных портретов друзей и родных Гаянэ, противостоит импровизационно-свободная, лирически насыщенная мелодика Гаянэ.

Хачатурян последовательно проводит в отношении каждого из действующих лиц принцип лейтмотивов, что сообщает образам и всему произведению музыкальную ценность и сценическую конкретность. Благодаря многообразию и развитию мелодий Гаянэ музыкальный образ её приобретает гораздо большую гибкость в сравнении с другими персонажами балета. Образ Гаянэ раскрыт композитором в последовательном развитии, по мере эволюции её чувств: от затаенной скорби («Танец Гаянэ», № 6) и первых проблесков нового чувства («Танец Гаянэ», № 8), через полную драматизма борьбу (2 действие) - к новому светлому чувству, новой жизни (вступление к 4 действие, № 26).

«Танец Гаянэ» (№ 6) - скорбный, сдержанный монолог. Его выразительность сосредоточена в проникновенной и вместе с тем напряженной по развитию мелодии.

Иной круг образов передает другое «ариозо» Гаянэ - «Танец Гаянэ» (№ 8, после встречи с начальником пограничного отряда Казаковым) - взволнованное, трепетное, словно предвещающее начало нового, светлого чувства. И здесь композитор придерживается строгой экономии выразительных средств. Это - соло арфы, построенное на широких пассажей.

Теперь следует «Колыбельная» (№ 13), где вступительная мелодия героев, мерная, еще носит следы драматизма предыдущей сцены. Но по мере развития та же тема в звучании скрипок, с активизирующим мелодию варьированием, в новой, более напряженной гармонизации приобретает более широкое лирическое значение. Дальнейшее изменение темы совсем нарушает рамки колыбельной песни: она звучит как драматический монолог Гаянэ.

Портрет Гаянэ, данный композитором разнообразно, отличается вместе с тем удивительным музыкальным единством. Это особенно ясно на примере дуэта с Казаковым. И здесь композитор стремится к сохранению общего лика героини: та же широкая, импровизационного склада мелодия, глубоко лиричная, но впервые светлая, мажорная; та же интимность, камерность звучания сольных инструментов.

Сосем иной принцип лежит в основе музыкальной обрисовки других действующих лиц: Нунэ и Карена, брата Гаянэ - Армена, курдской девушки Айши.

Ярко и выпукло написан «портрет» Айши, молодой курдской девушки, - «Танец Айши» (№ 16). Композитор сумел сочетать протяжную, неторопливую, восточного склада мелодию, прихотливо ритмизованную, с четким и плавным движением вальса, сообщающим музыке характер мягкой лиричности.

В «Танце Айши» вариационный принцип развития сочетается с трехчасовой формой; динамика, движение - с четкостью симметрично построения.

«Танец розовых девушек» (№ 7) отличается необычайной свежестью, изяществом и грацией движения. Мелодия его предельно ясна по рисунку, как бы объединяет в себе четкость маршевой поступи, сообщающей музыке бодрость, и прихотливость танцевальных ритмов.

«Танец с саблями» (№ 35), энергичных, темпераментный, по своему замыслу связан с традицией показа силы, удали, ловкости на народных праздниках. Быстрый темп, волевой равномерный ритм, скандирование мелодии, звонкие и резкие оркестровые звучания - все это воспроизводит быстроту и ритмичность движений, сабельные удары.

Один из ярких номеров «Танцевальной сюиты» 4 действия - «Лезгинка». В ней поражает очень тонкое, чуткое проникновение в существо народной музыки. Все в «Лезгинке» идет от слушания народной музыки. «Лезгинка» являет пример того, как Хачатурян, целиком основываясь на принципах народной музыки, свободно и смело развивает их до масштабов симфонического мышления.

Заключение

Арам Ильич Хачатурян оставил огромное наследие сочинений. Основной отличительной чертой его творчества можно назвать гармоничное сочетание народных мотивов Армении с русской традицией. Так, музыка «Гаянэ» отличается полнотой и жизненностью образов, она далека от каких-либо штампов балетной музыки.

Значительность содержания и яркость его музыкального воплощения, музыкальная содержательность образов позволяют говорить о продолжении в балетном творчестве Хачатуряна традиций русского классического балета. Традиции русской музыкальной классики заметны и в самом методе музыкального мышления Хачатуряна: в глубоком претворении особенностей народного музыкального творчества, в умении композитора на его основе создать произведение большого творческого своеобразия и высоко профессионализма.

Boutique project

Другие статьи