Модест Мусоргский - Картинки с выставки (часть первая)

229

Модест Мусоргский первым из Русской пятерки ушел из жизни, на момент смерти ему было всего 42 года. Однако за свою недолгую жизнь он успел сделать чрезвычайно много. Переоценить его влияние на русскую и мировую культуру сложно – он был одним из композиторов, которые предвосхитили и предопределили музыку XX века.

 

Основные жанры творчества Мусоргского – опера, вокальные и фортепианные произведения. Рассмотрим его цикл “Картинки с выставки”, чтобы познакомиться особенностями композиторского языка Модеста Мусоргского.

Виктор Гартман

Работу над циклом Мусоргский начал в 1874, в память о архитекторе Викторе Гартмане. Это было не первое посвящение Гартману, за год до его смерти вышел вокальный цикл Мусоргского “Детская”, один из номеров которого, “В углу”, композитор посвятил своему другу. Гартман скоропостижно скончался в 1873, через полгода была организована посмертная выставка его рисунков, которая и стала программной основной для цикла “Картинки с выставки”.

 

“Картинки с выставки”, с одной стороны, просты для восприятия широкой аудитории. У цикла есть понятный сюжет: герой прогуливается по выставке, рассматривает эскизы, у каждого из которых есть свое настроение и своя история; по мере продвижению по выставочному залу меняется настроение и самого героя.

С другой стороны, как мы увидим далее, композиторский стиль Мусоргского отнюдь не прост.

Пьеса “Прогулка”, с которой слушатель начинает свой музыкальный променад – своеобразный лейтмотив. Он открывает цикл и сопровождает слушателя на всем его протяжении. В этом лейтмотиве отчетливо слышны интонации русской народной песни: здесь и переменный размер, и переменный лад, и характерные песенные интонации. Несмотря на то, что русской музыке ближе минорный лад, для создания атмосферы раздолья и душевного подъема Мусоргский выбирает мажорное наклонение. Тональность первой “Прогулки” можно условно обозначить как си бемоль мажор, но только условно, ведь постоянной тоники тут нет. Сольное проведение мелодии перемежается с проведением ее в широкой аккордовой фактуре.

Воодушевленная, размеренная и полная радости прогулка сменяется первым номером под названием “Гном”. Эскиз Гартмана до наших дней не дошел, но по воспоминаниям современников гном был елочной игрушкой для колки орехов (их часто называют “щелкунчиками”). Казалось бы, впечатления от безобидной игрушки, которой украшают ель перед веселым праздником, должны были породить легкий и шуточный музыкальный образ. 

Однако Мусоргский не таков, его гном – мрачное, жутковатое существо, которое то крадется, то словно содрогается в конвульсиях. Такой образ композитор создает за счет ломаной мелодии с большими скачками и октавной дублировкой в низком регистре, бемольной тональности (в ми бемоль миноре, который выбрал Мусоргский для этой пьесы, шесть бемолей), чередования контрастных по темпу эпизодов.

Весь цикл можно условно разделить на пьесы легкого и оптимистичного настроения (в эту категорию входят первая, третья и пятая “Прогулки”, “Тюильри”, “Балет невылупившихся птенцов”, “Лимож. Рынок”, “Богатырские ворота”), пьесы, где превалирует мрачные образы (“Гном”, “Быдло”, “Два еврея”, “Катакомбы”, “Баба яга”) и пьесы лирического характера (вторая и четвертая “Прогулка”, “Старый замок”).

Между ярким портретом страшного “Гнома” и следующим номером проходит нейтральная тема прогулки. По сравнению с первой она более спокойная, вся выдержана на пиано и более сжата по продолжительности. Это прогулка словно отдых после сильного потрясения, момент, когда слушатель может успокоиться и приготовиться к новым впечатлениям.

Оригинальная акварель Гартмана до наших дней не дошла, однако, учитывая, подобные пейзажи были популярны в XIX веке, мы можем составить примерное представление, как она могла выглядеть

Второй номер, “Старый замок”, наполнен печалью и задумчивостью. Как и в случае с “Гномом” автор отдает предпочтение редкой тональности – соль диез минору. Плавная мелодия песенного характера изложена в среднем регистре. Фоном для нее служит монотонный ритмический рисунок в нижнем регистре, на протяжении всей пьесы он не сходит с тонического органного пункта, что создаёт ощущение неподвижности и монументальности. 

Мусоргский использует размер 6/8, чтобы придать размеренной мелодической линии определенную подвижность, впрочем, не слишком сильную, чтобы не нарушить созерцательный характер образа старого итальянского замка. Покой скорбного замершего пейзажа нарушает лишь короткий финальный аккорд на форте, словно крик или удар молнии.

Если вторая “Прогулка” была плавной связкой, то третья – словно звон будильника посреди мирного сна. Подвижный лейтмотив на нюансе форте с мощными дублировками в нижнем регистре максимально контрастен пасторальному пейзажу. Третья “Прогулка” длится всего восемь тактов, в  отличие от первых двух октавное усиление мелодии появляется практически сразу, что придает мелодии больший объем и силу звучания. Однако, чтобы плавно перейти к следующему номеру, в последних трех тактах Мусоргский постепенно убирает дублировки и переходит на нюанс пиано.

"Дети в саду Тюильри", картина Эрика Гульда
Следующая пьеса носит название “Тюильри. Ссора детей после игры”. Тюильрийский сад – популярное сейчас место для прогулок у жителей Парижа и туристов. Так было и в XIX веке. Основные средства, с помощью которого композитор создает образ беззаботной детской игры на свежем воздухе – оживленный темп, мелкие длительности, мажорное наклонение лада. Основной мелодический материал пьесы строится на двухтактовой фразе: статичный повторяющийся мотив на четвертях в первом такте сменяется подвижным мотивом шестнадцатыми, построенным на опевании V и III ступеней и гаммообразном движении. Также интересно использование повышенной IV ступени: лидийский лад, который получается при повышении IV ступени, в XIX веке использовался композиторами не слишком часто.
 

"Быдло", картина Ван Гога
Несмотря на то, что Мусоргский прекрасно создает жизнерадостные картины, он все же тяготеет к сюжетам печальным и мрачным. Это хорошо видно в контрасте между “Тюильри” и следующей пьесой – “Быдло”. Из прекрасного столичного сада Мусоргский переносит нас в безрадостную сельскую местность. Рисуя медленное движение повозки, которую тянут изможденные животные, композитор помещает мелодию в малую октаву. Ее сопровождает грубый и тяжелый аккомпанемент восьмыми в левой руке, который становится еще более монотонным за счет использования размера 2/4. Тональность та же, что и в

“Старом замке”, однако здесь она раскрывается с иной, не ностальгической, но пессимистичной, стороны.
В отличие от многих своих современников, Мусоргский не считал важным идеально соблюдать нормы музыкальной формы. Если произведения Чайковского из цикла “Времена года” можно поместить в палату мер и весов как образец трехчастной формы, то музыкальные идеи Мусоргского зачастую не обладали похожей строгостью и ясностью. И все же, в случае с “Быдло” легко проследить простую трехчастную форму: мы четко можем услышать экспозицию, середину и репризу.

Существуют разные интерпретации этой пьесы: сам Мусоргский считал, что нужно стремиться к максимальному контрасту и сразу начинать с нюанса форте. В оркестровке Равеля экспозиция начинается с пиано, постепенно наращивая динамику по мере продвижения к кульминации. Однако в одном все сходятся: ближе к финалу музыка затихает, переходя  к нюансу пиано-пианиссимо (ppp). Для последних трех тактов Мусоргский даже использует термин “perdendosi” – теряясь, исчезая.

После монументального “Быдло” идет десятитактовая четвертая “Прогулка”. Тихая, печальная, скорбная, самая медленная и единственная минорная из всех “Прогулок”. Привычный лейтмотив проходит в высоком регистре. Не смотря на то, что он сразу изложен в аккордовой фактуре он звучит скорее жалобно, нежели мощно, как в предыдущий раз.