Моцарт В.А. - Клавирное творчество (На примере сонаты до-минор)

2k

Клавирное творчество Моцарта представлено различными жанрами: сонатами, вариациями, фантазиями, рондо и др. В этих произведениях композитор, с одной стороны, продолжил традиции Иоганна Себастьяна Баха, его сына Филиппа Эммануила, а также Гайдна, с другой — проявил к ним новаторское отношение.

Если «королевой» полифонии по праву можно назвать фугу, то в области гомофонно-гармонической музыки первенство следует отдать сонатной форме — самой сложной и развитой, многоликой и универсальной. В сонатной форме пишутся части сонат, симфоний, концертов, а также квартетов и других камерно-инструментальных ансамблей, оперные увертюры, а изредка даже арии (например, ария Руслана в опере Михаила Ивановича Глинки «Руслан и Людмила»). Среди далеких от музыки людей бытует мнение, что сонатная форма сложна не только для композитора, но и для слушателя — между тем, слушать такую музыку не так уж и трудно, а ещё очень увлекательно, ведь произведение в сонатной форме напоминает спектакль со своими «действующими лицами», завязкой, насыщенным событиями развитием действия и развязкой.

В качестве «действующих лиц» выступают темы, с которыми мы знакомимся в первом разделе сонатной формы — экспозиции (довольно часто ей предшествует вступление, но это необязательно). Эти темы предстают перед нами в двух подразделах — главной партии и побочной, каждая из которых может состоять как из одной темы, так и из нескольких. Они противопоставляются друг другу и в образном отношении, и тонально.

Традиционно главная партия излагается в основной тональности, а побочная — в тональности доминанты (пятой ступени), так обстоит дело в классическом варианте сонатной формы, сложившемся у венских классиков — но в музыкальной литературе немало примеров иных тональных соотношений. То же самое можно сказать и об образном контрасте — как правило, главная партия сосредотачивает в себе активную действенность, а побочная — лирическое начало, но опять же так бывает не всегда, ведь каждое произведение индивидуально. Да и образное соотношение между партиями экспозиции может быть разным: они могут дополнять друг друга, быть родственными, противопоставляться или даже вступать в конфликт. Между партиями располагается связующая, изначальная функция которой — модуляция из тональности главной партии в ту, в которой будет излагаться побочная. Окончательно закрепить эту тональность призвана заключительная партия, которая может даже не содержать нового материала, а строиться на оборотах, завершающих побочную (но бывает и так, что заключительная партия оказывается не менее яркой, чем основные темы экспозиции).

Итак, мы познакомились с «действующими лицами». Теперь начинается самый интересный и богатый музыкальными «событиями» раздел — разработка. Здесь с темами, представленными в экспозиции, что-то происходит, они вступают во взаимоотношения... Какие? Это зависит от того, каким было их изначальное соотношение. Если особой контрастности, тем более — конфликтности — изначально не было, то разработка, вероятнее всего, будет краткой, и особых изменений темы не претерпят. В этом случае композитор может даже отказаться от разработки — это характерно, например, для сонатин.

Так же может поступить композитор, если все развитие еще впереди и надо только обозначить конфликт — таково, например, вступление к опере «Пиковая дама» Петра Ильича Чайковского.

Разработка может строиться на всех темах экспозиции, некоторых из них или даже на одной, причем не всегда главная роль принадлежит основным темам — на первый план может выйти и вступление, и связующая, и заключительная. Темы дробятся на отдельные фразы, из них вычленяются самые яркие мотивы, которые могут развиваться в виде секвенций, совмещаться друг с другом, представать в других ладах и тональностях, других регистрах, у других инструментов (если это ансамблевое или оркестровое сочинение), проводиться в ритмическом увеличении или уменьшении, составляющие их интервалы могут заменяться более широкими или наоборот — узкими, может меняться фактура, в ней могут появиться новые элементы. Иногда в разработке возникает самостоятельная новая тема — это называется эпизодом. Впрочем, эпизод, основанный на новой теме, может даже полностью заменить разработку — так происходит, например, в Симфонии .N9 7 Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Одним из самых волнующих моментов разработки обычно становится предыкт — построение, в котором нагнетается напряжение с помощью доминантовой гармонии, и разрешением становится начало третьего раздела сонатной формы — репризы.

В репризе вновь проводятся темы экспозиции, но теперь они проходят в одной тональности (хотя и от этой традиции бывают отступления). В зависимости от того, насколько драматичной была разработка, темы могут предстать в первозданном виде или наоборот, измениться до неузнаваемости. Они могут следовать в том же порядке, в каком излагались в экспозиции или в обратном (в этом случае говорят о зеркальной репризе). Сонатная форма может завершаться кодой — но ее наличие, как и вступления, необязательно.

Таковы общие контуры сонатной формы, но у каждого автора и даже в каждом произведении она приобретает особые черты. Композиторы любят ее за то, что она предоставляет возможность «рассказать» историю, представив извечный принцип единства и борьбы противоположностей.

Первостепенное место отводится сонатам И. Гайдна, В. А. Моцарта, Л. Бетховена, являющимися основой формирования масштабного музыкального мышления.

В творчестве В. А. Моцарта замечательно представлены главные особенности художественного наследия венских классиков - сочетание простоты и непосредственности выражения чувства с поэтической возвышенностью и глубиной, оптимистическое и действенно - активное восприятие мира.

Позже у Моцарта появляется так же не только лирическая, но и драматическая соната. Такие произведения он пишет в последний, венский период творчества. Для них характерно усиление контраста, введение драматических образов. Например, фантазия и соната до минор. Сначала была написана соната(1784 г.), позже фантазия(1785 г.). Но Моцарт стал исполнять эти произведения вместе, как единый цикл, где фантазия служит своеобразным развернутым вступлением к сонате. Это не случайно. Они близки по музыке, содержанию, но фантазия трагедийнее.

Первая часть (сонатное аллегро) определяет содержание сонаты в целом. Тема главной партии (как и первая тема Фантазии) состоит из двух контрастных элементов: активного, волевого, мужественного, устремленного вверх по звукам трезвучия, исполняющегося forte , и мягкого, молящего, исполняющегося piano : см.Фото

Этот контраст получает дальнейшее развитие в противопоставлении разделов и частей сонаты, представляющих собой отдельные этапы в становлении единой идеи.

Главная тема стоит вровень с симфоническими темами Моцарта. Ее героическое унисонное начало и ответные «тихие» возгласы были бы совершенно естественны в исполнении оркестрового tutti — и струнных.

Связующая и побочная партии родственны друг другу, обе они в мибемоль мажоре , напевны и лиричны, и составляют яркий контраст к главной партии: см фото

В теме побочной партии обращает на себя внимание дуэтное, диалогическое изложение: первая фраза звучит в верхнем (сопрановом) регистре, вторая -- в нижнем (баритоновом) регистре. Этот регистровый контраст драматизирует самую тему побочной партии, развитие которой приводит к бурному пассажу почти через всю клавиатуру, перекликающемуся с драматическими эпизодами Фантазии. Заключительная партия основана на беспокойном движении и развитии восходящего хроматического хода побочной партии.

Соотношение экспозиции и разработки достаточно характерно для зрелых сонатных allegro у Моцарта, в том числе для симфоний: после развернутой экспозиции разработка невелика (в три раза меньше). Разработка очень короткая, занимает всего 25 тактов. Но несмотря на ее лаконизм, она заключает в себе громадную энергию и волевую активность именно благодаря развитию первого элемента главной партии, проходящего на фоне бурлящего триольного сопровождения. Лишь однажды в разработке проносится тема связующей партии, приобретающая тоже драматический оттенок.

Реприза значительно отличается от экспозиции. Самое главное изменение заключается в том, что в репризе дана другая тема связующей партии, а побочная и заключительная партии, звучащие здесь в до миноре , вместе с кодой усугубляют трагический характер сонаты, делая ее еще более близкой Фантазии.