Характеристика творчества и основные черты стиля Г.В.Свиридова.

6764

В музыке Свиридова духовная мощь и философская глубина поэзии выражаются в мелодиях пронзительной, кристальной ясности, в богатстве оркестровых красок, в оригинальной ладовой структуре. Начиная с «Поэмы памяти Сергея Есенина», композитора использует в своей музыке интонационно-ладовые   элементы   древнего   православного распева. Опора на мир старинного духовного искусства русского народа прослеживается в таких хоровых сочинениях, как "Душа грустит о в хоровых концертах "Памяти А. А. Юрлова" и "Пушкинский венок, изумительных хоровых полотнах, вошедших в музыку  к драме Толстого    "Царь   Федор   Иоаннович"    ("Молитва",    "Любовь    святая", "Покаянный стих"). Музыка этих произведений чиста и возвышенна, в ней заключен большой этический смысл. В документальном фильме "Георгии Свиридов"   есть   эпизод,   когда   композитор   в   музее-квартире   Блока (Ленинград) останавливается перед картиной, с которой сам поэт почти никогда  не  расставался.   Это   -  репродукция   с   картины   голландского художника К. Массиса "Саломея с головой Иоанна Крестителя" (нач. XVI в.), где отчетливо противопоставлены образы тирана Ирода и погибшего за правду пророка. "Пророк - это символ поэта, его судьбы!"  - говорит Свиридов. Эта параллель не случайна. Блок поразительно предчувствовал огненную, вихревую и трагическую будущность наступившего XX столетия. "...Многие   русские   писатели   любили   представлять   себе   Россию   как воплощение тишины и сна", - писал А. Блок в преддверии революции, - "но этот сон кончается; тишина сменяется отдаленным гулом..." И, призывая слушать "грозный и оглушительный гул революции", поэт замечает, что "гул этот, все равно, всегда о великом". Именно с таким "блоковским" ключом подошел Свиридов к теме Великого Октября, но текст он взял у другого поэта: композитор избрал путь наибольшего сопротивления, обратившись к поэзии   Маяковского.   Кстати,   это   было   первое   в   истории   музыки мелодическое   освоение   его   стихов.    Об    этом    говорит,    например,Вдохновенная   мелодия   «Пойдем, поэт, взорлим,  вспоем"   в   финале «Патетической оратории», где преображен сам образный строй стихов "Я знаю, город будет". Поистине неисчерпаемые  мелодические,  даже  гимнические  возможности  раскрыл Свиридов в Маяковском. А "гул революции" - в великолепном, грозном марше 1части «Разворачивайтесь в марше!» , в «космическом» размахе финала ("Светить и никаких гвоздей!")... А на слова грозного блоковского пророчества Свиридов создал один из своих шедевров "Голос из хора" (1963г). Блок многократно вдохновлял композитора, написавшего около 40 песен   на  его   стихи:   это  и   сольные  миниатюры,   и   камерный   цикл "Петербургские песни" (1963), и небольшие кантаты "Грустные песни" (1962), "Пять песен о России" (1967), и хоровые циклические поэмы "Ночные облака" (1979), "Песни безвременья" (1980).

Два других поэта, также обладавшие пророческими чертами, занимают центральное место в творчестве Свиридова. Это Пушкин и Есенин. На стихи Пушкина, подчинившего и себя и всю грядущую русскую литературу голосу правды и совести, подвижнически служившего своим искусством народу, у Свиридова кроме отдельных песен и юношеских романсов написаны 10 великолепных хоров "Пушкинского венка" (1979), где сквозь гармонию и радость жизни прорывается суровое размышление поэта наедине с вечностью ("Зорю бьют"). Духовная близость между композитором и поэтом не случайна. Искусство Свиридова также отличается редкой внутренней гармонией, страстной устремленностью к добру и правде и одновременно ощущением трагизма, происходящего от глубокого понимания величия   и  драматизма  переживаемой  эпохи.   Музыкант  и   композитор огромного, своеобразного дарования, он чувствует себя, прежде всего, сыном своей земли, рожденным и выросшим под ее небом.  В самой жизни Свиридова сосуществуют непосредственные связи с народными истоками и с вершинами русской культуры.

После цикла на стихи Бернса композитор целиком сосредотачивается на национальных сюжетах и русской поэзии. В созданном в начале 60х гг. диптихе на стихи С.Есенина просматриваются новые тенденции свиридовского творчества: первый хор («Ты запой мне ту песню, что прежде...") примыкает к предыдущему этапу творчества, обильному песнями, второй же хор ("Душа грустит о небесах") начинает новый этап с характерными для него обращениями к музыкально-историческому прошлому России, что впоследствии приведёт к созданию трёх хоров к драме А.ТОЛСТОГО "Фёдор Иоаннович", где Свиридов обращается к особенностям знаменного распева; ещё немногим позже, он подходит к жанру хорового концерта, как к самостоятельному, ставшему наиболее подходящей формой воплощения крупных замыслов, что можно рассматривать в связи с интересом композитора к старине и стремлением к освоению древнерусских художественных традиций. Это сказалось в целом на ряде многих его произведений - несуетном и возвышенном, - на особенностях языка, а завершением творческого пути стало создание оригинальных духовных песнопений.

Есенин - самый близкий и, по всем параметрам, - главный поэт Свиридова (около 50 сольных и хоровых сочинений). Как ни странно, композитор познакомился с его поэзией лишь в 1956 г. Строка "Я -последний поэт деревни" потрясла и сразу стала музыкой, тем ростком, из которого выросла "Поэма памяти Сергея Есенина" - произведение этапное для Свиридова, для советской музыки и вообще для осознания нашим обществом многих сторон русской жизни тех лет. Есенин, как и другие главные "соавторы" Свиридова, обладал пророческим даром - еще в середине 20-х гг. он прорицал страшную судьбу русской деревни. "Железный гость", грядущий "на тропу голубого поля", - это не машина, которой будто бы боялся Есенин (так когда-то считали), это образ апокалиптический, грозный. Мысль поэта прочувствовал и раскрыл в музыке композитор. Среди его есенинских сочинений - волшебные по своей поэтической насыщенности Хоры  «Душа грустит о небесах», «вечером синим», «Табун», кантаты, песни разных жанров вплоть до камерно-вокальной поэмы «Отчалившая Русь» (1977г). В конце 80х, завершается работа над новой ораторией на стихи молодого Есенина “Cветлый    гость”.

Свиридов со свойственной ему прозорливостью раньше и глубже многих других деятелей советской культуры ощутил необходимость сохранения русского поэтического и музыкального языка, бесценных сокровищ старинного искусства, создававшихся столетиями ,ибо над  всеми этими народными богатствами в наш век тотальной ломки устоев и традиций, в век пережитых злоупотреблений реально нависла опасность уничтожения.

Вокально-хоровую     музыку     Георгия     Васильевича невозможно спутать ни с какой другой - её образный мир, берущие за душ интонации, доступность покоряют слушателей с первых же зву музыка  проста,   безыскусна.  Но  эта  простота  -  следствие   глу постижения сложности жизни и желания, да и умения тоже сказать о просто.   Эта   простота   на   фоне   сложнейших   исканий   большинства современных композиторов кажется феноменальной, непостижимой.

Герой свиридовских произведений - поэт, гражданин, патриот, влюблённый в родную землю. Его патриотизм, гражданственность - без громких слов, но наполняют сочинения композитора тихим, неярким светом, излучающим тепло и огромную всепокоряющую силу. На интересе к Родине, народу, русской культуре и традиции сосредоточены все помыслы, все чаяния свиридовского героя. И никогда его чувства не проявляются поверхностно, но всегда глубоко, целомудренно, чисто, по-русски задушевно.

Тема Родины, России проходит через все произведения Свиридова самых различных жанров: в монументально-героической «Патетической оратории», в лирико-эпической «Поэме памяти Сергея Есенина», в вокальных циклах на стихи А.С. Пушкина, С.А. Есенина, А.А. Блока. Но чьи Бы стихи не лежали в основе свиридовских песен и хоров, всегда они претворены в музыке по-свиридовски своеобразно, оригинально.

Большое место в вокально-хоровой музыке Г.В.Свиридова занимают образы русской природы, то яркие, сочные, написанные словно крупными мазками (как в «поэме памяти Сергея Есенина»), то нежные, словно размытые, «акварель».

Г.В.Свиридов стремится отразить в своём вокально-хоровом творчестве наиболее значительные события и явления нашей истории и современной жизни, например Куликовскую битву («Песня о России» на стихи А.А. Блока), революционные события («Поэма памяти Сергея Есенина», «Патетическая оратория» на стихи В. Маяковского).

Но   не   только   эпохальные   явления   нашли   своё   воплощение   в свиридовской музыке, в ней - отражение простой, повседневной жизни

людей.   И   в   этом   композитор,   поднимаясь   до   больших   социальных обобщений, создаёт образы необычайно многоплановые, а подчас и целые трагические судьбы. Народная жизнь в творчестве Свиридова - это и особый жизненный уклад,  и  особый мир верований,  обрядов;  это  и  высокая нравственность,   высокое   этическое   начало,   которое   помогло   народу выстоять, сохранить свою самобытность; это, наконец, живая жизнь, не прерывающаяся на протяжении веков, тысячелетий - несмотря ни на какие моры, нашествия, потрясения. Истины народного бытия воплощены в музыке очень   разнообразной:   напряжённой   лирического   чувства   -   и   тихого 

умиления,затаенной страстности – и строгой торжественности,возвышенной печали – и бесшабашной удали, озорства.

«Три хора из музыки к трагедии А.К.Толстого «Царь Федор Иоаннович» (1973) является, в своем роде, ключевом сочинение в творчестве Г.В.Свиридова. От него протянется линия к вершинному периоду творчества Свиридова. Постепенно у композитора вызревает идея обращения к православному обиходу как поэтическому источнику творчества. Рабочие нотные тетради дают возможность обнаружить начало и проследить по времени постепенную трансформацию этого творческого замысла. По годам это выглядит следующим образом: 

1978— «Из песнопений Пасхи» (для баса соло, смешанного хора и симфонического оркестра);

1979— «Песни Великой Субботы» (для баса соло, смешанного хора и симфонического оркестра);

1980— 1985 — «Обедня» (для смешанного хора без сопровождения);
1985 — «Величание Пасхи» (для чтеца, смешанного и детского хоров);
1985 — «Из мистерии» (для смешанного хора с симфоническим оркестром).

С 1985 года и до 11 декабря 1997 года Свиридов работал над своим последним произведением, ставшим своеобразным его духовным музыкальным завещанием. Теперь, когда нотные рукописи в основном разобраны, можно представить масштаб этого замысла. Дело в том, что подготовленное самим Свиридовым к печати произведение «Песнопения и молитвы» — всего лишь малая, надводная часть музыкального «айсберга», таящегося в рукописном море личного архива композитора. Если исполненная редакция «Песнопений и молитв» насчитывает 16 частей, то в композиционный план основного сочинения, имеющего условное название «Из литургической поэзии», входит 43 (сорок три!) наименования.

«Из литургической поэзии» — произведение, в котором традиционные для православного богослужения тексты переложены композитором как для Хора без сопровождения ( что соответствует написанному канону православного богослужения), так и для солистов, хора в сопровождении оркестра. Это – высокое духовное искусство, только выраженное в смешанных, церковных и светских формах. И все же, говоря словами самого Георгия Васильевича, в нем « царит высокоторжественный дух православного богослужения».

Таков оказался внутренний смысл эволюции свиридовского творчества, таков оказался духовный путь великого художника, русского человека незаурядной натуры во всей ее полноте и многогранности, пережившего со своим народом все бури и лихолетья XX века.

Свиридов продолжал и развивал опыт русских классиков, прежде всего МЛ. Мусоргского, обогащая его достижениями XX столетия. Он использует традиции старинного канта, обрядовых попевок; знаменного роспева, а в то же время - и современной городской массовой песни.

Свиридов развил и продолжил традиции вокальной и вокально-симфонической музыки, создал новые жанровые разновидности ее. Одновременно в области гармонии и музыкальной формы у него проявилось нового, своеобразного, индивидуального.

Творчество Г.Свиридова представлено главным образом камерно-вокальными, ораториальными и хоровыми сочинениями a capella. Основные особенности стиля Свиридова сложились к началу 50-х годов и затем лишь незначительно варьировались.

Главная черта стиля Свиридова - русское национальное начало его музыки, песенность, характерная для русского фольклора - отсюда диатонизм, лежащий в основе большинства произведений, обилие унисонов и параллелизмов, широкое использование подголосочной полифонии и хоровых педалей. Встречается в хоровой гармонии Свиридова и хроматика, чаще всего там, где музыка выражает сложное душевное состояние (ср. "Ночные облака" №1); по выражению А.Белоненко "гармония становится. 

Зеркало в котором отражаются малейшие движения человеческой души. В целом же мелодика Свиридова диатонична, широко используются архаичные лады, на основе которых создаются лаконичные и очень выразительные полутоновые интонации.

Достижения Свиридова в области мелодики особенно заметны на фоне увлечения многих его современников новыми техниками письма - -сонористикой, алеаторикой, введением в партитуру звукоподражательных эффектов, - Свиридов остался верен традиции поющего хора, что, прежде всего, позволило ему передать интонационное богатсво русской мелодической речи.. Почти не цитируя фольклорных мелодий композиторсвободно растворяет  в  своей  музыки  интонации крестьянских и городской песенности, знаменного распева и духовного стиха, революционных и массовых песен. Свиридов один из немногих современных композиторов, кто вернул мелодии ее главную роль. Даже гармония во многом диктуется мелодией: это так называемая резонирующая гармония, включающая и как бы продлевающая звучание всех тонов мелодии. Отсюда и ее необычное строение, в основе которой квартовые и секундовые соотношения.

Свиридовская гармония, как правило, играет не функциональную, а фоническую роль, в ней - "ощущение огромных пространств, звучащих далей,  колокольных звонов"  Сходную колористическую роль играет и оркестр.   Несмотря   на  то,   что   Свиридов   мало   писал   симфонических произведений, не вызывает сомнения, что им создан принципиально новый оркестровый стиль, сочетающий яркость и мощь с прозрачностью, ощущение вокальности звучания с чисто инструментальными наигрышами и звонами. Особенно много внесено Свиридовым в сферу хоровой изобразительности, звукописи: он мастерски владеет тембровой палитрой хора, ему подвластны самые тонкие приёмы и самые изысканные оттенки звучности.

В песнях, романсах, отдельных частях крупных хоровых сочинений Свиридов     пользуется    простыми    традиционными    формами:    двух-  трехчастными, особенно куплетными и куплетно-вариационными. Благодаря постоянной,    пронизывающей    вариантности,    его формы Становятся сквозными, чаще всего итогом выступает последний раздел или куплет. 

Композиция кантатно-ораториальных сочинений каждый раз индивидуальна и зависит от решаемой в данный момент творческой задачи. Музыкальное развитие в    них    меньше    подчиняется    законам    драматургии,    нет Целеустремленно развивающегося сюжета, в отличие от кантат и ораторий годов  ("Александр Невский"  С.Прокофьева,  "На поле Куликовом" Ю.Шапорина). На первом плане находится не изображение события как такового,   а   его   осмысление   и   эмоциональное   переживание,   поэтому возникает и определённый тип драматургии, основанный на постепенном выстраивании объёмного целого из, казалось бы, малозначительных деталей. Такой тип композиции близок древнерусским эпическим произведениям.