Вокальная школа Ольховского Е.Г.

173

Вокальная школа Е.Г. Ольховского – одна из ведущих в отечественном музыкальном образовании XX века. Евгений Григорьевич воспитал многих выдающихся исполнителей и педагогов, как в рамках классической вокальной школы, так и на эстраде. Его широкая просветительская деятельность, работа в рамках Народной консерватории и в молодежной студии Малого театра оказала огромное влияние на русскую школу вокала, пока не оцененное в должной мере.

В связи с этим, обращение к теме "Педагогическое наследие Е.Г. Ольховского" представляется чрезвычайно актуальным в дипломной работе. Данное направление исследования позволит не только внести вклад в научное поле данной проблематики, но и критически оценить те методы и приемы, которые используются в современной вокальной школе. Это особенно актуально в ситуации обновления Российского образования, смены приоритетов в классическом музыкальном образовании.

В 1950-х – 1980-х годах в отечественных музыкальных школах, училищах и ВУЗах вырабатывался репертуар, формы и методы обучения, благодаря которым наше музыкальное образование стало ведущим в мире. В 1990-х годах основные приоритеты начинают пересматриваться. Акцентируется творческое начало, которое должно реализовываться в развивающем обучении, изменяется представление о взаимоотношениях педагога и ученика, которые теперь должны строиться на атмосфере диалога и сотрудничества. Многие из тех установок, которые сегодня представляются нововведениями, существовали более полувека назад в педагогике Ольховского. Изучение принципов его педагогики поможет на современном этапе успешно совмещать принципы классического преподавания вокала и те тенденции, которые помогли Евгению Григорьевичу воспитывать одновременно и классических, и эстрадных исполнителей. Широта его взглядов, творческое начало могут служить образцом для современной вокальной педагогики.

Психолого-педагогические принципы обучения и воспитания Е.Г. Ольховского

Обучение вокальному мастерству

Вокальная школа Ольховского в Ленинградской консерватории, а также в Народной консерватории создала важнейшую базу для современной методики преподавания вокального и сценического мастерства. Богатый сценический репертуар, одаренность и увлеченность Ольховского привлекали к нему многочисленных учеников. В их числе:
-Гринченко В. (впоследствии - народный артист СССР)
-Копылов В. (впоследствии – народный артист РСФСР)
-Марусин Ю. (впоследствии – народный артист РСФСР)
-Новикова Т. (впоследствии – заслуженная артистка РСФСР)
-Плужников К. (впоследствии – народный артист РСФСР)
-Тимохин В. (впоследствии - народный артист УССР).
-Халь Э. (впоследствии – народный артист РСФСР)
-Ярошенко О. (впоследствии – заслуженный артист РСФСР)

Е.Г. Ольховскому удалось воспитывать не только оперных, концертных вокалистов, солистов оперетты, эстрадных исполнителей высокого уровня, но и педагогов, продолжающих его принципы в своей работе.
Студенты и аспиранты Евгения Григорьевича продолжают его дело, преподавая вокальное искусство в различных ВУЗАх страны. Назовем нескольких педагогов, которые прошли школу Ольховского и тепло о нем вспоминают:
-Седов А., заведующий вокальной кафедрой в Горковском консерватории, заслуженный артист Бурятской АСССР
-Барсов А., заведующий вокальной кафедрой Ташкентской консерватории, кандидат искусствоведения.
 
В Ленинградской школе после ухода Ольховского его педагогическую школу продолжили ученики Б. Лушин и В. Юшманов.
Не случайно, период работы Ольховского в Ленинградской консерватории – это период ее вокального расцвета. Именно в бытность Евгения Григорьевича в роли руководителя кафедры, вокальный факультет выпускает таких исполнителей, как:
-Е. Образцова,
-В. Атлантов,
-И. Богачева,
-Е. Нестеренко.

Значение Е.Г. Ольховского было не только в полном методическом обеспечении деятельности вокального факультета, которое он осуществлял лично, обладая высокой эрудицией и склонностью к методической работе. Не менее важны его уникальные организаторские способности, благодаря которым в Ленинградской консерватории начинают работать молодые, перспективные педагоги:
-И. И. Плешаков,
-В. М. Луканин,
-С. Н. Шапошников.

Научная деятельность, как и публицистика, всегда была в сфере интересов Евгения Григорьевича. Привлекая к методической и научной работе педагогов, студентов, в 1960-му году она организовал на базе консерватории научно-исследовательскую лабораторию. Характерной особенностью данной научной организации была тесная связь с практикой. Все результаты, которые были достигнуты в лаборатории, верифицировались и применялись в вокальной практике.

Как организатор и как человек, Е.Г. Ольховский всегда был открыт сотрудничеству. Его уважительное отношение к коллегам помнят его современники, отмечая значительность доверительного и компетентного отношения к другим преподавателем, ведь этот этический принцип занимает важное место в создании атмосферы творческого сотрудничества в коллективе.

Как педагог и руководитель вокальной кафедры Е.Г. Ольховский привлекал и коллег из других стран, с которыми певец и педагог поддерживал связи, на основе которых осуществлялся обмен опытом между странами. В 1950-е – 1960-е годы по приглашению вокальной кафедры Ленинградской консерватории состоялся приезд, встречи и мастер-классы Иосифов (профессор Софийской консерватории), Кочи (профессор Пражской консерватории).

Педагогическая и методическая деятельность Е.Г. Ольховского простиралась и за пределы Ленинградской консерватории. Фактически, он являлся организатором методического обеспечения вокального образования в СССР. Вокально-методический совет Министерства культуры РСФСР не обходился без его участия, также Ольховский принимал участие в различных вокальных конференциях, семинарах, читал множество докладов по методике преподавания вокала, ездил с докладами и мтеодическими сообщениями по образовательным организациям Ленинграда и различных городов Советского Союза.
Евгений Григорьевич – автор статей и монографий, среди которых:
-"С. П. Преображенская",
-"И. А. Мельников",
-"3. П. Лодий13".

Евгений Григорьевич был высококвалифицированным специалистом, широко образованным человеком, чья эрудиция вызывала у студентов неизменное уважение и желание совершенствоваться самим. Ольховский знал несколько языков и стремился, чтобы ученики пели романсы и арии на языке оригинала. В этом – новаторское устремление Евгения Григорьевича как педагога, отражающего его универсальный, общемировой взгляд на культуру.

Также подход к организации музыкального образования у Ольховского был неразрывно связан с творческим общение со студентами, обменом опытом и впечатлениями от различным культурных событий, от знакомства с произведения искусства. По мнению Евгений Григорьевича – научить этому возможно только через свой собственный опыт. Поэтому после занятий он рассказывал студентам о собственной жизни и сценической практике, показывал афиши, делился впечатлениями от оперных постановок, приносил и показывал фотографии, афиши, письма.

По воспоминаниям студентов, эти встречи оказывали неизгладимое впечатление на будущих певцов, для которых данное общение приносило не только профессиональную пользу, но и массу положительных эмоций.

"Каждая встреча с Евгением Григорьевичем приносила в мою жизнь что-то новое, доброе, незабываемое", - пишет ученик Ольховского Ю. Марусин. – "Я вспоминаю о классе Ольховского, как о родном доме, где всегда хорошо, спокойно и тепло14".
Ольховского отличало особое, очень внимательное отношение к контингенту консерватории. У него была великолепная память, он помнил имена и фамилии всех студентов, настоящих и уже выпустившихся из консерватории. Кроме того, он знал проблемы и человеческие качества каждого вокалиста, активно участвовал в их воспитании и образовании.

Интерес Евгения Григорьевича к студентам не ограничивался профессиональным подходом, он интересовался и повседневной жизнью своих воспитанников, помогал в решении бытовых и межличностных проблем.

Индивидуальный подход, внимание к каждому обучающему – это один из приоритетов современной системы образования, которую Ольховский успешно реализовывал много лет назад в силу прогрессивных взглядов, а также своих человеческих и интеллектуальных качеств. Неизменное уважение и признание вызывало профессиональное мастерство Ольховского. Педагоги кафедры обращались просили послушать студентов, просили помочь методическим советов, помочь справиться с техническими сложностями вокального исполнения.

Выступления и доклады Ольховского всегда имели успех. Он умел ярко и очень емко говорить, концентрироваться на основных положениях избранной темы. В своих методических докладах он очень часто акцентировал цель вокального образования: воспитание комплексного музыканта, способного осуществлять самостоятельную творческую деятельность. Важным достоинством певца - интерпретатора Евгений Григорьевич считал интеллект, знание культурных ценностей, умение анализировать и чувствовать музыку.

В организации образования он очень высоко ценил ответственность, пунктуальность, профессиональное отношение к обучению и стремился воспитать эти качества у студентов16. Одновременно, обучение в его классе не было сопряжено только с дисциплиной. С первых минут урока педагог стремился создать атмосферу творческой эмоциональной включенности, радостного подъема. Именно в такой атмосфере радости профессиональной деятельности можно достичь наивысших результатов, считал Е.Г. Ольховский.

Наряду с просветительской, методической и организаторской работой, Евгений Григорьевич работал и собственно вокальным педагогом. В работе у него сложились определенные принципы, методы, не нашедшие отражения в законченном методическом труде. Обратившись к публицистике и методическим статьям Е.Г. Ольховского в периодике ("Музыкальные кадры") и изданиях Ленинградской консерватории 1950-х-1960-х годов конкретизируем специфику представлений о воспитании певца – артиста в педагогическом наследии Е.Г. Ольховского.

Воспитание певца – артиста

Ольховского как вокального педагога отличали определенные принципы, которых он придерживался на протяжении своей педагогической работы в консерватории, в вокальных студиях, в Народной консерватории.
Важным для вокалиста он считал наличие дарования, способностей, данных человеку от природы. Тембр голоса, музыкальность должны быть заложены в будущем певце, без этого его профессиональная деятельность не имеет смысла. Чрезвычайно высокое, ответственное отношение к музыке, к исполнительству отличало его в и педагогике. Деятельность певца – интерпретатора не терпит случайностей, считал Евгений Григорьевич. В связи с этим, он очень внимательно подходил к отбору учеников. Это касалось как собственных учеников, так и студентов консерватории в его бытность руководителя вокальной кафедры.

Критерии, которыми руководствовался Е.Г. Ольховский при отборе студентов, можно кратко суммировать следующим образом:

1.    Качество голоса (тембр, диапазон, умение пользоваться дыханием).
2.    Внешние    данные,    которые    также    являются    важной составляющей сценической работы.
3.    Музыкальные способности. Наличие голосовых данных
–    недостаточно,    необходима    врожденная музыкальность, слух, ритм, музыкальная память.
4.    Общий уровень культуры. По мнению Ольховского, для певца-интерпретатора необходимым условием является широкая образованность, эрудиция в области культуры и искусства. Сам обладая этими качествами, Евгений Григорьевич всегда стремился к тому, чтобы воспитать эти качества у студентов. Однако, воспитание должно базироваться на общем образовании, которое классическому музыканту необходимо. Без этого невозможно создавать на сцене образы, интерпретировать музыку. Об этом Е.Г. Ольховский пишет в статье "Задачи вокальной педагогики на современном этапе".

Высказывания Ольховского свидетельствуют не только о том, что он считал необходимым для вокалиста соответствие высокой планке способностей, но также и о том, что он учитывал тот факт, что ошибочное избрание профессии певца доставляет человеку сильный психологический дискомфорт. Испытывая желание петь, почувствов сцену, вокалист с невысоким дарованием оказывается в незавидной ситуации: как исполнитель, он не создан для высокого искусства. Однако, расстаться со сценой, с мыслью и признании публики, пересилить свое желание быть певцов чрезвычайно непросто. Отлично зная множество подобных случаев в своей практике вокального исполнительства, Ольховский предпочитал изначально их исключить: приступать к занятиям вокалом необходимо только в том случае, если качество голоса и музыкальные способности позволяют стать хорошим певцом - интерпретатором, востребованным публикой. Именно поэтому он очень строго подходил к отбору студентов на факультет. Приход к профессия вокалиста не должен быть случайностью18, считал Е.Г. Ольховский.
Однако, наличие определенных способностей еще далеко не залог успеха в вокальном исполнительстве. Евгений Григорьевич считал, что работа вокалиста, его совершенствование продолжается изо дня в день, вне зависимости от наличия или отсутствия уроков, концертных выступлений.
"Голос нужно тренировать, как гимнаст тренирует свое тело", - говорил он. – "Голос нужно искать каждый день как бы заново, но уже с новыми ощущениями, с тем маленьким опытом, что накоплен за прошедшие дни".

Е.Г. Ольховский придавал большое значение самосовершенствованию вокалиста, его самостоятельной работе, которая составляет важную сторону успеха певца – интерпретатора. Он считал, что обучение играет важную роль в становлении музыканта, и во многом определяет его будущее. И все же, обучение ограничено определенным временным промежутком, после которого наступает гораздо более длительный период работы. И если в процессе работы не совершенствоваться, не стремиться к достижению все больших высот, может наступить профессиональная деградация. Непрерывный творческий и профессиональный рост – еще один важный принцип вокальной педагогики Е.Г. Ольховского.

Анализируя выступления современных певцов, как отечественных, так и зарубежных, Е.Г. Ольховский демонстрировал в своих статьях определенный взгляд на соотношение техники и музыкальных образов. Вокальная технология, средства создания музыкальных образов в педагогике Евгения Григорьевича всегда подчинены музыкальным образам. Художественно выразительные средства музыки являются первичными, от которых необходимо отталкиваться, и в соответствии с которыми нужно искать технические приемы, при помощи которых содержание будет реализовано.

В области постановки голоса Е.Г. Ольховский придерживался следующих взглядов:
1.    Наличие красивого тембра голоса, ровного по всему диапазону, является основой мастерства певца, его главной выразительной силой.
2.    Активное вмешательство в голосовой аппарат может нанести вред. В связи с этим, нужно тщательно прислушиваться в каждому ученику, оценивать его потенциал, и осторожно направлять каждого по собственному творческому пути.
3.    В постановке голоса, как и в педагогике в целом, важное значение приобретает уважительное отношение каждому ученику как к личности с собственным артистическим и психологическим потенциалом. Как правило", - отмечал Е.Г. Ольховский – "педагог молчаливый, прислушивающийся к ученику, скорее добивается успеха, чем педагог, усиленно что-то навязывающий, повторяющий одни и те же приемы. Такая суета травмирует нервную систему певца и к хорошим результатам не приводит".

В эпоху советского режима, с определенным давлением, которое политические силы могли оказывать на искусство, Е.Г. Ольховский к своей педагогической работе продолжал придерживаться собственных идеалов воспитания певца, далеких от авторитарных методов. Фактически, в своей вокальной работе он реализовал те принципы, которые характерны для современной педагогики сотрудничества. Евгений Григорьевич всегда подчеркивал, что каждый новый ученик - это новая психика, новые достоинства и недостатки, новые задачи для педагога. Поэтому, если педагогические принципы должны быть едины, то приемы осуществления их в практике должны быть разными.

В вокальной практике Е.Г. Ольховский применял упражнения для развития дыхания. По воспоминаниям учеников известно, что с них начинался каждый урок. Проводя аналогию со спортом, Евгений Григорьевич называл дыхательную гимнастику "гантелями", а не "штангой", и рекомендовал исполнять их не в полный голос.

В исполнении сочинений композиторов и особенно в вокальных упражнениях Е.Г. Ольховский отмечал огромную роль "предслышания", внутреннего слуха. Он стремился научить певцов сначала услышать внутри себя звук во всем его комплексе (высота, тембр, динамика) в соответствии с художественной задачей, и только затем его исполнять.

Вокальные упражнения для развития голоса Евгений Григорьевич не считал особенно полезными, и предпочитал осваивать элементы вокальной техники посредством знакомства с художественным репертуаром. Работа на художественным образом и вокально-техническим его воплощением происходила одновременно: это было важным аспектом работы с вокалистами в педагогике Ольховского. Начиная с этапа знакомства с музыкальным произведением, педагог знакомил ученика с его содержанием, стремился создать атмосферу эмоциональной включенности в образ, мотивировать вокалиста на исполнение. Категорически возражал Ольховский против бессмысленного, ничего не выражающего пения в любой ситуации, на любом этапе знакомства с сочинением. Характерно с этой стороны следующее высказывание Евгения Григорьевича: когда же произведение уже "впето", "забудьте технологию, откройте сердце, думайте, страдайте, переживайте!".

Большое внимание Евгений Григорьевич уделял выработке хорошей дикции. При этом он воспитывал у студентов бережное отношение к слову, учил их чувствовать и понимать красоту русского языка. Те же требования Ольховский предъявлял и при пении на иностранных языках. Евгений Григорьевич считал недопустимым пение, когда певец не знает перевода.

Отношение к средствам музыкальной выразительности, вокальной технике и художественным образам у Е.Г. Ольховского было взаимосвязано с психологическим постижением содержания музыки. На примере лирического репертуара он сравнивал две крайности – слащавость, слезливость в исполнении некоторых теноров, и экзальтация на пределе голосовых возможностей. На смену однобокому восприятию содержания должна прийти "партитура чувств", эмоциональная канва сочинения, играющая важнейшую роль и в слушательском восприятии. Вживание в состояние своего героя, умение перейти от одного состояния в другое по Е.Г. Ольховскому является высшим проявлением мастерства певца.

Выводы:

В своей педагогической деятельности Е.Г. Ольховский руководствовался определенными принципами, составляющими суть его эстетических взглядов на вокальное мастерство. Среди этих принципов:

1.    Приоритет художественного содержания над вокальной техникой.
2.    Комплексное рассмотрение одаренности певца, включающее голосовые возможности, внешность, музыкальность и музыкальные способности, культурный уровень.
3.    Бережное и внимательное отношение к голосу при его постановке. Отсутствие активного вмешательства в голосовой аппарат вокалиста.
4.    Психологический и индивидуальный подход в педагогической работе.
5.    Эмоциональная включенность в процесс исполнения и построение "плана эмоций" сочинения как основа интерпретационной деятельности певца.
6.    Создание на уроке и во внеурочном общении творческой атмосферы, в русле открытой модели общения современной педагогики сотрудничества.
 
Заключение

Педагогическая деятельность Евгения Григорьевича Ольховского тесно взаимосвязана с различными направлениями его работы: концертной и сценической работой, общественной деятельностью. Эстетические взгляды Ольховского на музыкальное искусство находят выражение в его прогрессивной педагогике, сочетающей интерес к академическому и эстрадному вокалу.

В советском и российском музыкальном образовании Евгений Григорьевич сыграл значимую роль. Он сумел организовать обучение вокалу на базе театральной студии, Народной консерватории и академической Ленинградской консерватории. Во всех направлениях педагогической работы Е.Г. Ольховский активно привлекал творческую молодежь, создал собственную школу, которая существенно повлияла на классическое музыкальное образование в России.
Анализируя педагогическую деятельность маэстро, во второй главе дипломной работы нами были раскрыты методы и принципы вокального обучения, характерные для специфики воспитания певцов Е.Г. Ольховского.

"В своей педагогической работе я пытаюсь во всем следовать заветам М. И. Глинки - великого композитора, вокального педагога и певца “содержания и смысла", писал Евгений Григорьевич.

Наряду с лучшими традициями классического российского вокального мастерства, в педагогике Е.Г. Ольховского нашли отражение тенденции, многие из которых только в настоящее время находят продолжение в преподавании вокала в нашей стране. Это непосредственное живое творческое общение со студентами, в котором педагог не использует методы авторитарной педагогики. А также – широкий взгляд на специфику певческого искусства, в котором возможны различные вокальные манеры (классический и эстрадный вокал, и т.д.), но принципы исполнения музыки остаются неизменными. Для певца-интерпретатора первичным является содержание художественного произведения, те чувства, эмоции, настроения, которые в него вложил композитор и которые певец должен передать на сцене.

Данные педагогические принципы школы Е.Г. Ольховского сохраняют свое значение и в середине второго десятилетия XXI века.