П.И.Чайковский - Времена года

170

Неизменной популярностью в искусстве пользуется тема смены времён года. К этой теме обращались многие композиторы: Вивальди, Гендель, Кейдж, Глазунов и даже Пьяццолла. Не обделил вниманием ее и Петр Ильич Чайковский.

В конце 1875 года к Чайковскому обратился Николай Матвеевич Бернард, издатель музыкального журнала “Нувеллист”. Ранее Чайковский уже написал несколько романсов для этого журнала и Бернард предложил ему новый заказ: создание цикла, посвященного временам года. Также он придумал названия для каждой из 12 пьес.

 

 

Предложение было воспринято Чайковским с большим энтузиазмом: “Получил Ваше письмо. Очень благодарен Вам за любезную готовность платить мне столь высокий гонорарий. Постараюсь не ударить лицом в грязь и угодить Вам. Я пришлю Вам в скором времени 1-ю пиэсу, а может быть и разом две или три. Если ничто не помешает, то дело пойдет скоро: я очень расположен теперь заняться фортепианными пиэсками. Ваш Чайковский. Все Ваши заглавия я сохраняю”.

Публикация цикла началась в январе 1876 года. В течении года пьесы Чайковского открывали ежемесячные выпуски “Нувеллиста”. Исключением был только сентябрьский выпуск, где первым номером шла "Сербская походная песня" композитора В. И. Главача. Каждая пьеса сопровождалась поэтическим эпиграфом, которые, по всей видимости, подбирал Бернард. 

Название “Времена года” появилось не сразу. Лишь в конце 1876 года, когда все пьесы цикла уже были изданы в журнале, был создан сборник, объединивший все 12 пьес под названием "Времена года". Изначально был и подзаголовок: "12 характерных картинок" (у других издателей также существовал вариант "12 характерных картин" или "12 характеристических картин").

До нас не дошли отзывы прессы о  цикле, однако у публики он пользовался большим успехов и сохраняет свою популярность по сей день. Чайковский писал ориентируясь на домашнее музицирование, в его пьесах нет виртуозных пассажей, особых технических трудностей или большого количества музыкального текста. Это характерные миниатюры, каждая из которых несет в себе выразительный и лаконичный образ. Тематизм цикла связан с природными явлениями или бытом современного Чайковскому времени. "Времена года" являют собой прекрасный пример программной музыки, в которой перемежаются печаль и веселье, задумчивость и бодрость; это "популярная" музыка для широко круга слушателей, которая остается актуальной и по сей день.

Эпиграфы, которыми сопровождается каждая пьеса, прекрасно отражают настроение каждой из них, подготавливая слушателя к прослушиванию музыки, а исполнителя к вдумчивому исполнению. Открывает цикл "Январь. У камелька" с цитатой из стихотворения Пушкина "Мечтатель":

"И мирной неги уголок

Ночь сумраком одела,

В камине гаснет огонёк,

И свечка нагорела".

Пьеса наполнена задумчивостью, негой, мечтательностью. За ней следует "Февраль. Масленица", описывающая веселье праздничных народных гуляний.

Весенние месяцы Чайковский охарактеризовал с помощью лирических образов: пьеса "Март. Жаворонок" наполнена изящностью, нежностью и светлой печалью;  "Апрель. Подснежник" продолжает мечтательное настроение первой пьесы цикла "Январь. У камелька", но уже во взволнованном и восторженном ключе; "Май. Белые ночи" сочетает в себе два контрастных образа – умиротворенное любование красотой белых ночей и беспокойное внутренне смятение.

Летнюю часть цикла начинает "Июнь. Баркарола".  Баркарола – итальянская народная песня, которую пели венецианские гондольеры. Ее отличительные черты – спокойный темп и размер 6/8. Это, как и предыдущая пьеса, своеобразное обращение Чайковского к Петербургу, с его своеобразием северной природы и многочисленными реками и каналами. Как и в "Белых ночах" в "Баркароле" соседствуют два противоположных настроения: созерцательно-меланхолическое и воодушевленно-радостное.

Следующие две пьесы, "Июль. Песня косаря" и "Август. Жатва" переносят нас из светского Петербурга в деревню. Они отличаются от предыдущих частей более подвижным и бодрым характером. В "Песне косаря" Чайковский обращается к размеренным интонациям народной песни, "Жатва" же более эмоционально напряжена. В ней Чайковский снова обращается к своему излюбленному приему: сопоставлению двух контрастных тем – в данном случае, напряженной, даже немного мрачной, и спокойной, лирической.

"Сентябрь. Охота" ярко рисует сцену быта XIX века – осеннюю охоту, любимую забаву дворянства – перемежая эпизоды восторга и веселья погони с напряженным сосредоточением ожиданием в засаде.

Спокойствием, меланхолией и грустью наполнена пьеса, посвященная октябрю – "Осенняя песнь". Она неспешна и более слитна в своем тематизме, нежели большинство пьес цикла, в ней нет сопоставления двух разных настроений, лишь спокойное созерцание увядающего осеннего пейзажа.

Более оптимистичную картину рисует "Ноябрь. На тройке". Веселая и размеренная мелодия, открывающая пьесу, контрастирует с бодрой и удалой темой середины. Впрочем, обе они одинаково наполнены движением, радостью и мотивами русских народных песен.

Заключительная часть цикла – "Декабрь. Святки" выдержана в праздничном и светском характере. Святки это радостное и веселое время между Рождеством и Сочельником. Святочные традиции любили не только крестьяне, но и жители городов. Чтобы описать праздничную атмосферу Чайковский обращается к жанру вальса, популярного в его время танца, который танцевали как и на людных публичных балах, так и на камерных домашних вечерах в дворянских усадьбах. Не смотря на обилие в цикле номеров печального и меланхолического характера завершается он на оптимистичной и жизнерадостной ноте.